Аналитическая записка

         о деятельности Союза городов Заполярья и Крайнего Севера по защите пенсионных прав и интересов северян

         Союз городов Заполярья и Крайнего Севера (далее — Союз) занимал и занимает жесткую и бескомпромиссную позицию в защите пенсионных прав северян и отстаивании их интересов. Ведется регулярный мониторинг как действующего пенсионного законодательства, так и предлагаемых мер по его изменению. Анализируются и оцениваются соответствующие концепции, программы и законопроекты. Так Х съезд Союза, заслушав и обсудив информацию о концепции реформы пенсионного обеспечения и ее экспертной оценке, признал, что проект Концепции, подготовленный Министерством соцзащиты РФ, не соответствует интересам граждан России, в том числе северян, нарушает их конституционные права, является безнравственным, а потому в целом неприемлемым, хотя и содержит ряд идей, заслуживающих внимания и последующей доработки (Решение №3 от 14.04.1995г.).

         Союзом и его съездами формулируются и направляются компетентным органам мотивированные требования не допускать снижения уже достигнутых гражданами, в том числе северянами, социальных гарантий. Обосновываются конкретные предложения по улучшению положения пенсионеров и совершенствованию пенсионного законодательства. Анализ предпринимавшихся Союзом усилий позволяет сделать вывод, что они имели значительный положительный эффект. Ниже рассматриваются наиболее важные проблемы в сфере пенсионного обеспечения, поднимавшиеся Союзом.

         Пенсионный возраст. Еще в 1995г. в решении Х съезда Союза было сформулировано предложение снять с повестки дня вопрос о повышении общеустановленного пенсионного возраста по аналогии с развитыми странами мира, вплоть до того времени, когда средняя продолжительность жизни в России сравняется со средней продолжительностью жизни в этих странах и нормализуется ситуация с занятостью населения. Не секрет, что средняя продолжительность жизни в России катастрофически упала. Особенно резко она сократилась у людей, проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, где она составляет в настоящее время 46-47 лет. (По оценке физиологов, продолжительность жизни на Севере по сравнению с "материком" меньше в среднем на 8 — 10 лет). Не изжита как в стране, так и на Севере проблема безработицы.

         Пока пенсионный возраст в России остается прежним. Однако вопрос о его повышении все последние годы не сходит с повестки дня. Несомненно, что активная позиция общественных организаций, четко обозначенная выше, мешает принятию скоропалительных решений. Тем не менее очевидно, что вопрос о повышении пенсионного возраста, а затем и о снятии различий в пенсионном возрасте женщин и мужчин, просто отложен. Его инициирование возможно в самой ближайшей перспективе. Соответственно нельзя ослаблять внимания к отстаиванию выработанной Союзом позиции.

         Досрочное назначение пенсий. На том же Х съезде было предложено отказаться от идеи упразднения льготных пенсий, связанных с тяжелыми и вредными условиями труда и работой на Крайнем Севере; сохранить возрастные пенсионные льготы для трудящихся в регионах с экстремальными условиями труда и жизни, а также для профессий с экстремальными условиями труда.

         Решением XI съезда Союза от 19 января 1995г. было утверждено Обращение к депутатам Государственной Думы РФ, отражающее позицию северян по Концепции реформы пенсионного обеспечения, утвержденной постановлением Правительства РФ от 20 мая 1998г. №463. В Обращении, в частности, отмечалось, что анализ Концепции позволяет сделать вывод о том, что при введении этих систем неизбежно резко возрастет разрыв в уровнях пенсионного обеспечения пенсионеров из богатых отраслей (например, ТЭК) и бедных (например, бюджетников). Съезд признал неприемлемым ярко выраженное в Концепции стремление исключить из традиционной пенсионной системы все виды льготных пенсий, включая пенсии за работу в районах Крайнего Севера, которые якобы противоречат принципам рыночного ведения хозяйства, и переложить эти пенсии на плечи дополнительных профессиональных пенсионных систем. Аналогичная позиция была высказана и в обращениях, утвержденных XVII съездом Союза (решение №4 от 16 сентября 1998г.). В них, в частности говорилось: категорически не согласны с предусмотренными Программой пенсионной реформы принципами изменения условий финансирования государственных пенсий северянам. Отчисление работодателями за работающих северян дополнительных страховых взносов на выплату пенсий, безусловно, приведет к повышению уровня налогообложения фонда оплаты труда. Кроме того, Программой предусмотрен отход от предоставления возможности более раннего выхода на пенсию за работу в экстремальных условиях Заполярья и Крайнего Севера. Мы не склонны доверять негосударственным пенсионным фондам, в которые предлагают аккумулировать дополнительные страховые взносы за северян, так как условий для сохранения средств и их надежного инвестирования у этих фондов нет, и , как показало обрушение пирамиды ГКО и ОФЗ, в обозримом будущем не будет. Закрепленные в Программе положения приведут к еще большему обнищанию пенсионеров-северян, подорвавших здоровье в период работы на Севере.

         Однако идея о введении профессиональных пенсионных систем не только просуществовала до 2001года, но и была реализована путем включения соответствующих норм в проект Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации". В тексте этого проекта, принятого Госдумой в первом чтении, содержалась статья 27 "Сохранение права на досрочное назначение трудовой пенсии". В п.1 этой статьи, в частности, воспроизводились действовавшие правила о том, что пенсия по старости назначается: мужчинам — по достижении возраста 55 лет и женщинам — 50 лет, если они проработали не менее 15 календарных лет в районах Крайнего Севера либо не менее 20 календарных лет в приравненных к ним местностях и имеют общий трудовой стаж соответственно не менее 25 и 20 лет; гражданам, проработавшим в районах Крайнего Севера не менее 7 лет 6 месяцев, — с уменьшением обычного пенсионного возраста на четыре месяца за каждый полный календарный год работы в этих районах (подп. "о" п.1); женщинам, родившим двух и более детей, — по достижении возраста 50 лет при общем трудовом стаже 20 лет, если они проработали не менее 12 календарных лет в районах Крайнего Севера либо не менее 17 календарных лет в приравненных к ним местностях(подп. "щ" п.1). Однако, согласно п.3 проекта этой статьи, условия досрочного назначения пенсии по старости, предусмотренные п.1 ст.27, должны были применяться, если по состоянию на 1 января 2002г. лицо проработало на соответствующих видах работ не менее половины требуемого специального стажа (за исключением лиц, указанных в подп. "щ" п. 1). Лицам, имеющим менее половины требуемого специального стажа, а также принятым на соответствующие работы (профессии, должности) после вступления в силу настоящего Федерального закона, должны были устанавливаться профессиональные пенсии в соответствии с Федеральным законом "Об обязательных профессиональных пенсионных системах в Российской Федерации". Таким образом, по смыслу этого проекта, предполагалось перевести досрочное пенсионное обеспечение северян в рамки профессиональных пенсионных систем, равно как и все пенсии с особыми условиями труда. Только благодаря активному лоббированию интересов северян как общественными организациями, так депутатами, в том числе представляющими Союз, удалось исключить северные пенсии из ст.27, а соответственно вывести их за рамки профессиональных. В окончательном варианте Закона эти пенсии, как и некоторые другие пенсии (в частности, досрочно назначаемые педагогическим и медицинским работникам) перенесены в статью 28, которая требование о переводе их в профессиональные пенсионные системы не предусматривает. Однако в действующей редакции Закона требование общего трудового стажа указанной выше продолжительности было заменено требованием страхового стажа такой же продолжительности, что снизило пенсионные гарантии для части северян.

          В то же время пенсии по старости за работу с особыми (экстремальными) условиями труда назначаются досрочно в соответствии со ст.27 Федерального закона от 17 декабря 2001г. №173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" , в которой сохранился п.3 приведенного выше содержания. Однако в нарушение его требований Закон о профессиональных пенсионных системах до настоящего времени не принят. Эта ситуация стала предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ, который в Определении от 3 октября 2006г. N 47-О изложил следующую правовую позицию. Пунктом 3 ст.27 названного Закона оговорено, что условия досрочного назначения трудовой пенсии по старости, предусмотренные ее пунктом 1, применяются в случае, если застрахованное лицо проработало на соответствующих видах работ не менее половины требуемого срока по состоянию на 1 января 2003 года. Иными словами, перечень условий назначения этой пенсии дополняется требованием о наличии специального стажа, исчисленного применительно к конкретной дате. Правовое значение этого дополнения состоит в том, что указанным лицам должны назначаться не трудовые, а профессиональные пенсии. Однако провозгласив их переход на новую систему пенсионного обеспечения, федеральный законодатель не обеспечил его принятием соответствующего специального закона. В результате граждане, относящиеся по характеру профессиональной деятельности к одной и той же категории, оказались в неравном положении — те из них, у кого часть необходимого специального стажа работы была выработана до 1 января 2003 года, сохранили право на назначение пенсии ранее достижения общеустановленного пенсионного возраста, тогда как те, кто приобрел требуемый стаж (часть его) или был принят на соответствующие работы после этой даты, такое право утратили. Условие же пункта 3 ст. 27, изначально призванное гарантировать сохранность приобретенных пенсионных прав, из-за отсутствия специального федерального закона стало основанием для лишения их права на досрочное назначение трудовой пенсии. Конституционный Суд определил, что п. 3 ст.27 по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования при отсутствии специального федерального законодательства о профессиональных пенсиях не препятствует досрочному назначению этим гражданам трудовой пенсии по старости на условиях, предусмотренных пунктом 1 той же статьи. Следовательно, на сегодняшний день проблема досрочных пенсий указанных лиц, занятых на работах с особыми условиями труда, в том числе и в северных районах, решена положительно. Однако содержание приведенной нормы не изменилось, т.е. вопрос о профессиональных пенсиях с введением для их финансирования дополнительных страховых взносов не отпал. В связи с этим следует иметь в виду, что Государственная Дума еще 26 июня 2002г. приняла в первом чтении проекты федеральных законов "Об обязательных профессиональных пенсионных системах в Российской Федерации" и "О страховом взносе на финансирование обязательных профессиональных пенсионных систем" (постановления N 2924-III ГД и N 2926-III ГД). При этом Правительству Российской Федерации, Комитету Государственной Думы по кредитным организациям и финансовым рынкам было предложено при подготовке этих проектов ко второму чтению доработать их с учетом сделанных замечаний, в частности, с учетом необходимости существенного, не менее чем в 2,5 раза, снижения страховой нагрузки на фонд заработной платы по сравнению с предусмотренной в редакции указанного законопроекта, принятого в первом чтении.

         Таким образом, пока вопрос об обязательных профессиональных пенсионных системах не решен, но несомненно, что их введение повлечет неблагоприятные последствия как для работодателей, на которых будет возложена обязанность уплаты дополнительных страховых взносов, так и для многих лиц с особыми условиями труда, в том числе северян. Соответственно остается актуальной дальнейшая проработка позиции Союза по данному вопросу и последовательное отстаивание этой позиции.

          Отношение к накопительным элементам пенсионной системы. Еще в период проведения XVI съезда Союз выступил против нововведения разрабатывавшегося в тот период проекта Закона "О государственных пенсиях в Российской Федерации" о распространении накопительных принципов в пенсионном обеспечении, которые Съезд оценил как чрезвычайно рискованные, способные ухудшить и без того тяжелое положение пенсионеров. При этом Съезд опирался на экспертное заключение, где было сказано, что нет убедительных аргументов для отказа от традиционного метода финансирования пенсий — метода перераспределения средств (страховых взносов) от работающего населения к пенсионерам, нет обоснованных доказательств и достаточного зарубежного опыта о преимуществе накопительной системы (по сути приватизации государственной пенсионной системы) и ее способности обеспечить высокий уровень пенсий. Предлагаемый переход к накопительным принципам (каждый сам себе будет накапливать средства на будущую пенсию) требует значительных дополнительных ресурсов. В условиях, когда работающее население прекратит перечислять часть страховых взносов в Пенсионный фонд, дефицит последнего возрастет. Не исключено, что пенсии не только не будут увеличиваться, но превратятся в одинаковое для всех пособие безо всякой связи с прошлым стажем и заработком. На XVII съезде Союза (Решение №4 от 16 сентября 1998г.) было предложено Правительству пересмотреть Программу пенсионной реформы 1998г., внеся в нее коррективы с учетом экономического положения в России, в том числе на Крайнем Севере, чтобы не допустить обвального разрушения существующей системы пенсионного обеспечения россиян. Съездом были утверждены тексты обращений в Государственную Думу, Совет Федерации и Правительство. В них, в частности, говорилось, что Союз неоднократно высказывал отрицательную оценку по поводу концепции перевода государственной пенсионной системы на накопительные принципы, которые являются чрезвычайно опасными и в условиях нестабильного социально-экономического положения России непременно приведут к ухудшению пенсионного обеспечения ее граждан. Концепция перевода пенсионной системы на накопительные принципы не обсуждалась среди населения и не одобрялась им.

          Несмотря на многочисленные возражения общественных организаций и специалистов-ученых, накопительное пенсионное обеспечение получило частичную реализацию в федеральных законах от 15 декабря 2001г. №167-ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" и от 17 декабря 2001г. № 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", введенных в действие с 1 января 2002г. Реализация этих законов показала несвоевременность и неэффективность внедрения накопительного начала в обязательное пенсионное страхование, о чем собственно и предупреждал Союз. Рамки применения накопительного элемента были сужены за счет сокращения возрастных групп застрахованных, за которых уплачиваются страховые взносы на накопительную часть пенсии. Однако официально необходимость обязательного накопления наиболее молодых застрахованных продолжает поддерживаться. Более того, предлагается направлять на накопительную часть пенсии недавно введенный материнский капитал, переводить из государственной в негосударственную сферу страховые взносы за тех работников, которые не высказали возражения против этого, и т.д. Таким образом, на сегодняшний день сохраняется актуальность критической оценки обязательных накопительных элементов в пенсионном обеспечении.

          Индивидуальный коэффициент пенсионера. 21 июля 1997г. был принят печально известный Федеральный закон № 113-ФЗ "О порядке исчисления и увеличения государственных пенсий", который под предлогом усиления страховых начал в пенсионном обеспечении ущемил права и интересы многих граждан. Впоследствии опыт безнаказанного снижения ранее установленных социальных гарантий был использован и при разработке и принятии ныне действующих пенсионных законов, именуемых пенсионной реформой. Союз — одна из организаций, выступивших с критикой положений Закона №113-ФЗ. XVI съезд Союза отметил, что этот закон в наибольшей степени ущемляет интересы северян, как настоящих, так и будущих, превращая их страховые (трудовые) пенсии в пособия по нищете. Суть направленных в адрес Правительства и Государственной Думы в соответствии с решением этого съезда предложений по корректировке его положений, состояла в следующем: при определении индивидуальных коэффициентов пенсионеров Заполярья и Крайнего Севера установить ограничитель в соотношении среднемесячного заработка пенсионера с среднемесячной зарплатой в стране на уровне 1,2 (вместо 0,7); сохранить районные коэффициенты к пенсиям; сохранить порядок исчисления продолжительности работы в Заполярье и на Крайнем Севере в полуторном размере; сохранить правило о включении в трудовой стаж периода проживания жен военнослужащих, проходивших военную службу в местах, где они не могли работать по специальности в связи с отсутствием возможности их трудоустройства.

          Отметим, что с критикой названного закона выступила и Государственная Дума, которая в постановлении от 16 января 1998г. высказала следующую позицию: при принятии решения о его поэтапном введении в действие, начиная с 1 февраля 1998г., предусматривалось, что все расчеты должны производиться исходя из размера средней заработной платы в стране, исчисленного Госкомстатом по действующей методике и опубликованного в его официальных изданиях. Об этом свидетельствовали и многочисленные публикации о механизме реализации этого Закона, включая официальные издания Правительства РФ. Введение его в действие в полном объеме позволило бы увеличить ограничиваемый максимальный размер государственной пенсии с трех до шести минимальных размеров пенсии по старости. Однако Постановлением Правительства РФ от 30 декабря 1997г. среднемесячная заработная плата в стране за IV квартал 1997г., исчисленная специально для целей указанного Федерального закона, была установлена в размере, который существенно отличался от указанного в официальной информации Госкомстата о социально — экономическом положении России за соответствующий период. Госдума возражала против методологического подхода Правительства к реализации указанного Закона, признав недопустимым применение в качестве основных критериев установления размера среднемесячной заработной платы в стране субъективных показателей деятельности ПФР и Правительства РФ по формированию доходной части его бюджета. Однако практика исчисления заниженного среднемесячного заработка в стране не была пересмотрена и сохранилась вплоть до принятия Закона о трудовых пенсиях, где этот заниженный размер был применен для преобразования приобретенных на 1 января 2002г. пенсионных прав в расчетный пенсионный капитал, определяющий размер трудовых пенсий граждан, работавших или ушедших на пенсию до указанной даты. При этом особо пострадали застрахованные с высокой оплатой труда, в том числе северяне.

         По инициативе депутатов Государственной Думы Российской Федерации, был подготовлен законопроект о внесении изменений и дополнений в Закон №113-ФЗ., в частности, предлагалось дополнить его ст.1 следующим положением: "Для граждан, проживающих в районах, где установлен районный коэффициент к заработной плате, размер пенсии, исчисленной в соответствии с настоящим Федеральным законом, определяется с применением соответствующего районного коэффициента к заработной плате." Предлагалось внести аналогичное положение и в ст. 7 Закона "О государственных пенсиях в Российской Федерации", а также дополнить часть первую этой статьи следующим пунктом: "Периоды работы в районах Крайнего Севера и местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, исчисляются в соответствии со статьями 14, 94 Закона." (т.е. в полуторном размере). Предполагалось, что этот Закон, принятый Госдумой 17 июля 1998г. вступит в силу с 1 февраля 1998 года. XVII съезд Союза решением № 4 от 16 сентября 1998г отметил, что данный закон частично восстановил социальную справедливость в отношении пенсионеров Севера. Было признано, что его принятие состоялось благодаря настойчивой деятельности Комитета по проблемам Севера Госдумы в части законодательного закрепления поддержки северян. Однако в связи с тем, что Закон был отклонен Советом Федерации 4 сентября 1998г., было решено просить Госдуму ускорить вторичное рассмотрение этого закона. В итоге Закон так и не был принят. Законопроект был снят с рассмотрения Советом Госдумы 25 октября 2001г.

          В то же время Указом Президента РФ от 17 октября 2000г. N 1762 было установлено, что с 1 ноября 2000 года и впредь до вступления в силу соответствующего федерального закона при исчислении пенсий с применением индивидуального коэффициента пенсионера для лиц, проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, отношение среднемесячного заработка пенсионера к среднемесячной заработной плате в стране не должно превышать 1,2. Для остальных пенсионеров это соотношение составляло 0,95 и было повышено до 1,2 только с 1 мая 2001г.

         С 1 августа 2001г. вступил в силу Федеральный закон от 8 августа 2001г. N 122-ФЗ, согласно которому при определении индивидуального коэффициента пенсионера лицам, проживающим в районах Крайнего Севера или в местностях, приравненных к этим районам, в которых решениями органов государственной власти СССР или федеральных органов государственной власти установлены районные коэффициенты к заработной плате, отношение среднемесячного заработка пенсионера к среднемесячной заработной плате в стране учитывается в более высоких размерах по сравнению с остальными гражданами , а именно: не свыше 1,4 — при районном коэффициенте в размере до 1,5; не свыше 1,7 — при районном коэффициенте от 1,5 до 1,8; не свыше 1,9 — при районный коэффициенте от 1,8 и выше. При этом лицам, пенсия которым была назначена в соответствии с частью первой статьи 14 Закона о государственных пенсиях, при выезде из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей на новое постоянное место жительства сохранялся размер пенсии, исчисленный с применением соответствующего отношения среднемесячного заработка пенсионера к среднемесячной заработной плате в стране. Эти положения были воспроизведены и в Законе о трудовых пенсиях.

         Однако так и не были учтены предложения Союза, адресованные, в частности, Председателю Госдумы Селезневу Г.Н. принять некоторые поправки в Пенсионный закон с целью восстановления пенсионных прав северян, нарушенных Законом №113-ФЗ, а именно: при применении индивидуального коэффициента пенсионера (ИКП ) включать в общий трудовой стаж периоды работы на Севере в полуторном, а не в одинарном размере; учитывать периоды ухода неработающей матери за детьми в возрасте до трех лет и периоды нахождения супругов граждан, проходивших военную службу по контракту в северных регионах, в составе общего трудового стажа, влияющего на размер пенсии. В обращении отмечалось, что такие предложения неоднократно вносились Союзом в различные государственные органы и были предметом рассмотрения Государственной Думы, но положительного решения по ним пока не принято. Без учета этих предложений действует и Закон о трудовых пенсиях, что ущемляет интересы значительного числа граждан, включая северян. Необходимо отметить, что на заседании Совета Госдумы от 10 сентября 2007г. ( выписка из протокола №262,п.67 ) принято решение о проекте Федерального закона N 465163-4 "О внесении изменения в статью 30 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" (об учете "нестраховых периодов" в общем страховом стаже при оценке пенсионных прав застрахованных лиц). В Пояснительной записке к этому проекту отмечается, что пенсионеры с первого дня вступления в силу Федерального закона"О трудовых пенсиях в Российской Федерации" выражают резкое недовольство его содержанием. Нарастает поток писем с жалобами и просьбами о его корректировке. Особое неодобрение вызывает положение о придании пенсионному законодательству обратной силы (то есть о фактическом нарушении Конституции Российской Федерации), что выразилось в исключении из трудового стажа так называемых "нестраховых" периодов (учеба в вузах, в средних специальных учебных заведениях, в ФЗО, уход за ребенком, льготное исчисление стажа, специальный стаж и т.п.), которые ранее учитывались при исчислении трудового стажа в соответствии с Законом Российской Федерации "О государственных пенсиях в Российской Федерации". Предлагаемый проект — это попытка устранить недостатки Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" и привести пенсионное законодательство в соответствие с Конституцией РФ.

          Совет Госдумы предложил Комитету по труду и социальной политике с учетом поступивших отзывов, предложений и замечаний подготовить указанный законопроект к рассмотрению в период весенней сессии 2008 года (март). Между тем, Правительством дано по нему отрицательное заключение. Таким образом, положительное решение данных вопросов зависит от активной позиции всех заинтересованных граждан и организаций.

         Уровень пенсионного обеспечения северян. В результате пенсионной реформы пенсионеры, проживающие в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, оказались в неравном положении по сравнению с пенсионерами, проживающим в других регионах России. По итогам 2005 года средний размер трудовой пенсии северян продолжает оставаться ниже величины прожиточного минимума пенсионера, установленного на соответствующих территориях, составляя от 83,8 и 79,9% в Чукотском и Корякском автономных округах; 85,6% — в Приморском крае; 88,7 и 89,2% в Камчатской и Сахалинской областях; 91,2% — в Хабаровском крае.

          Проблема повышения пенсий была затронута и Президентом Российской Федерации в его Послании Федеральному Собранию от 26 апреля 2007. Он, в частности, сказал: "Считаю, что за период с 2007 по 2009 год увеличение среднего размера пенсий должно составить не менее 65 процентов. Кроме того, предлагаю решить вопрос по т.н. "северным пенсиям", чтобы пенсионеры — и те, кто уже переехал, и те, кто только будет переезжать из районов Крайнего Севера и приравненных к ним территорий, могли сохранить большую часть начисленной ранее пенсии. Решение должно быть принято уже в этом году. Прошу правительство это сделать." Как известно, депутатами Госдумы, в том числе представляющими интересы северян, внесен в Госдуму проект об увеличении базовой части их пенсий по старости и по инвалидности. В частности, предусмотрено лицам, проработавшим не менее 15 календарных лет в районах Крайнего Севера и имеющим страховой стаж не менее 25 лет у мужчин или не менее 20 лет у женщин, размер базовой части трудовой пенсии по старости установить с 1 января 2008г. в сумме 1890 рублей в месяц независимо от места жительства гражданина (против 1260 руб. установленных для всех пенсионеров с 1 октября 2007г., в том числе для северян, переехавших на "материк"). Аналогичные нормы предлагаются и для базовых пенсий по инвалидности . В Пояснительной записке отмечается, что согласно законопроекту гражданам, имеющим одновременно право на увеличение базовой части трудовой пенсии на районный коэффициент по действующему законодательству — в зависимости от района проживания — и на новый повышенный размер базовой части трудовой пенсии в связи с длительной работой в районах Крайнего Севера или в приравненных к ним местностях, предоставляется право выбора — получать обычный размер базовой части трудовой пенсии, увеличенный на соответствующий районный коэффициент, либо новый повышенный размер. Таким образом, граждане, проживающие в районах, в которых размер базовой части трудовой пенсии увеличивается на меньшую величину, чем это предлагается законопроектом, при наличии необходимого стажа работы в районах Крайнего Севера или в приравненных к ним местностях, а также страхового стажа смогут перейти на более высокие ее размеры. Кроме того, увеличение пенсий произойдет у граждан, имеющих необходимый календарный и страховой стаж работы, проживающих за пределами районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, поскольку в настоящее время размеры базовых частей пенсий не увеличиваются на районный коэффициент, а при принятии законопроекта будут увеличены. Данный законопроект рассмотрен на заседании Совета Госдумы от 10 сентября 2007.г. (Протокол №262). По нему принято решение: направить проект Президенту РФ, в комитеты, комиссию Госдумы, депутатские объединения в Думе, Совет Федерации, Правительство РФ, законодательные (представительные) и высшие исполнительные органы государственной власти субъектов РФ для подготовки отзывов, предложений и замечаний, а также на заключение в Правовое управление Аппарата Государственной Думы. Ответственным в работе над проектом назначен Комитет Думы по труду и социальной политике, который совместно с Комитетом по проблемам Севера и Дальнего Востока (соисполнитель) с учетом поступивших до 10 октября 2007г. отзывов, предложений и замечаний должен подготовить проект к рассмотрению Госдумой. Он включен в примерную программу законопроектной работы Думы в период осенней сессии 2007 года ( на октябрь). Однако и в случае принятия данного закона проблема низкого уровня пенсионного обеспечения российских граждан, включая северян, не потеряет актуальности, особенно в условиях стремительного роста цен.

         Обобщая изложенное выше, представляется необходимым отметить, что на отношении к пенсионному обеспечению северян сказывается общее отношение к экономике Заполярья и Крайнего Севера, сформировавшееся при переходе к рынку. Это отношение, в частности, было выражено в послании Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина Федеральному Собранию 30 марта 1999г., названному "Россия на рубеже эпох (о положении в стране и основных направлениях политики Российской Федерации". В нем было сказано: все бывшие социалистические страны прошли через присущую переходной экономике политику либерализации цен и макроэкономической стабилизации. Но в России реализация подобной политики была затруднена. Свою роль сыграло наличие обширных дотационных регионов (прежде всего — Дальний Восток и Крайний Север). Эти регионы существовали только за счет огромных государственных субсидий. Основная часть производимой там продукции по рыночным меркам была нерентабельной. При слабой мобильности населения полная либерализация экономики была способна привести эти регионы к катастрофе. Это предопределило вынужденную непоследовательность рыночных реформ. Высказанная в Послании позиция лежала и лежит в отношении Правительства ко всему северному законодательству, в том числе и к социальной защите северян. Таким образом, проблемы пенсионного обеспечения северян не могут успешно разрешаться без официального определения роли Заполярья и Крайнего Севера в развитии экономики России. Фактически являясь ее донорами, они оцениваются как иждивенцы, нуждающиеся в помощи Центра. В таких условиях обращения к федеральным органам с просьбой проявить гуманность и справедливость, предоставить северянам средства, необходимые для нормальной жизни или даже для выживания, воспринимаются не как законные требования владельца больших природных богатств и создателя значительной доли ВВП, а как просьбы поделиться доходами, созданными в Центре.

         Следовательно, представляется, что позиция Союза городов Заполярья и Крайнего Севера должна быть более наступательной.

         Аналитическая группа
Союза городов
Заполярья и Крайнего Севера